Хентайный фанфик Смесь страстной любви ну или

Хентайный фанфик Смесь страстной любви ну или   Фанфик «Пылай»
Шапка фанфика:

Название: Пылай
Автор: Lumino
Фандом: Vampire Knight
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Канаме/Юки, Зеро/Юки
Жанр: ангст, романтика
Аннотация: Чистокровный прародитель и чистокровная принцесса – все так, как должно быть в детских сказках, когда принц спасает свою суженую и они играют свадьбу, а после живут долго и счастливо.
Только вот в сказках нет третьего, который сейчас стоит и просто смотрит на нее, улыбается, а в глазах его плещется боль.
Размер: мини
Статус: закончен
Размещение: с разрешения.
Дисклеймеры: создан не с целью извлечения прибыли
От автора: утреннее безумие, бессмысленное и беспощадное.
Посвящение: Aine. И тебе, солнечный, если ты это прочтешь.

Текст фанфика:

И пусть все погаснет -
Свети, как прежде,
Сияй отважно.

Кто сказал, что огонь разрушителен?
Огонь – это не только всепожирающее пламя пожаров или обжигающие раскаленные угли. Огонь – это и мягкое сияние теплой свечи, и нежные поцелуи солнца.
Зеро бредет по городу, не разбирая дороги. Здесь тихо и пустынно – время перед рассветом, самый темный час, когда все люди спокойно спят в своих кроватях. Но Кирию не человек.
Прохладный ветер приносит с собой запахи цветов, вскользь гладит по пепельным волосам, неразличимо что-то шепчет. Кирию рассеянно улыбается – скоро настанет еще один рассвет, как две капли воды похожий на тот, когда Юки ушла.

- Я еще должен убить тебя.
- Я буду ждать, Зеро.

Зеро приваливается спиной к стене и закрывает глаза – так проще вспомнить ее лицо, ее улыбку, длинные волосы, в которых путался ветер. Он не винит ее в том, что она ушла с Канаме – все равно между ними было слишком много противоречий. Нет общих точек соприкосновения, они словно лежат в разных плоскостях.
Параллельные прямые: всегда рядом, всегда близко, но никогда не вместе.

- Пообещай мне?
Юки стоит у парапета, глядя вниз. Восходящее солнце золотит волосы, тонкие пальцы бездумно сжимают серые камни.
- Все, что угодно, - выдыхает Зеро мгновенно и тихо. Вот так – с головой в ледяную воду, без сомнений, не давая себе времени передумать.
- Пообещай помнить меня.
Кирию вздыхает, прикрывает глаза. Уголки губ чуть приподнимаются в грустной улыбке.
- Ты ведь прекрасно знаешь, что я не смогу забыть тебя, даже если захочу.
Девушка молчит, да и что сказать? Ей невыносимо жаль его – он весь в крови, своей и чужой, под глазами залегли круги, кожа кажется неестественно бледной.
- Прощай, Зеро.
Ей больше нечего тут делать. Ни к чему еще больше растягивать эту агонию – любит она его или нет, Юки поклялась, что уйдет с Канаме.
Она поворачивается, но не успевает сделать и шага. Теплые пальцы сжимают ее ладони, сжимают, но не удерживают.
Юки вольна уйти, но она не двигается, чувствуя, как почему-то дрожь Кирию передается ей самой. Шепот проникает в самую душу:
- Я не стану ничего говорить, Юки. Все и так останется сложным до самого конца. Просто позволь мне…
Зеро одним движением разворачивает ее к себе и касается губ. Юки дрожит, но не отвращения, не от злобы – обычное прикосновение порождает волну эмоций, которые она так долго прятала от себя, не желая с этим мириться. Неожиданная боль заставляет ее вздрогнуть: в груди щемит, дыхания не хватает, и она вцепляется в Зеро, боясь отпустить его и потеряться в водовороте чувств.
У него есть только это мгновение, и Кирию теряет себя в отчаянной, безысходной любви. Глаза режет, словно наворачиваются слезы, и он крепко обнимает Юки – Зеро не заплачет. Он не может позволить себе эту слабость – девушка в его руках дрожит, и он видит, как из закрытых глаз стекают слезы.
У него есть один миг призрачного счастья. Можно просто закрыть глаза и представить, будто ничего этого нет – нет волчьего одиночества, когда единственная его подруга и невеста – большая призрачная луна, грустно улыбающаяся ему с неба. Зеро целует Юки, и хочется продлить этот мимолетный миг, заставить замереть скрипящее колесо безжалостного времени, побороть ненавистную судьбу.
Сбивается дыхание, и Кирию крепко зажмуривается, но даже это не помогает убежать от безжалостной правды: еще несколько мгновений, и он снова останется один. Юки не его, Юки не с ним, Юки, Юки…
Просто поворот не туда, опоздавший взмах легких крыльев ветра, опадающие лепестки сакуры, одна ошибка, одна улыбка, одна слеза – и он уже пропал тогда, давно, когда сотни мелочей медленно выстилали ему путь к гибели. Нет, не к смерти – к одиночеству.
Зеро не хочется отпускать ее – кажется, разомкни руки – и бессильно упадешь, потому что она, родная, любимая, нежная – не его.
Чего ему стоит отстраниться – не знает он сам. Юки смотрит на него, и в глазах у нее застыли слезы, а щеки мокрые.
- Иди, Юки. И помни, я приду за тобой.
Голос глухой и хриплый, больше похожий на шепот, но Кирию не обращает на это внимания – гораздо важнее выжить в эти несколько секунд, пока она не уйдет, не позволить себе сорваться и догнать ее, остановить, оставить.
Она молчит, не зная, что сказать. Юки любит Канаме – но почему тогда тоска сжимает сердце когтистой лапой? Чистокровный прародитель и чистокровная принцесса – все так, как должно быть в детских сказках, когда принц спасает свою суженую и они играют свадьбу, а после живут долго и счастливо.
Только вот в сказках нет третьего, который сейчас стоит и просто смотрит на нее, улыбается, а в глазах его плещется боль. В тех историях все счастливы: принц и принцесса поженились, нарожали детишек и умерли в один день.
А в жизни – принц нашел свою принцессу, но она отдала частичку своего сердца простому мальчишке.
- Иди, Юки, - повторяет Зеро. – Не думай обо мне и ни о чем не сожалей.
Он молит богов, чтобы она ушла, чтобы можно было, наконец, упасть на камни и позволить себе корчиться от боли, убивающей его изнутри – нет, не от жажды, от волчьей звериной тоски, выжигающей душу.
Юки встает на цыпочки и легко целует его в щеку. Кирию вздрагивает, и невеселая улыбка освещает его лицо.
Девушка поворачивается и уходит прочь. Ей предстоит прожить иную жизнь. У нее будет все: любимый человек рядом, дети, друзья. А у него? Зеро не знает, что будет дальше, но сейчас его единственная нареченная – скорбная луна.
- Просто живи, Юки. Просто гори, просто пылай так же ярко, как и всегда…

Тьма понемногу расступается – скоро рассвет. Год без нее – тяжело. Он смог, он выжил, но боль никуда не делась, только чуть притупилась, но при малейшем воспоминании раны снова начинают кровоточить.
Зеро открывает глаза, отлепляется от стены, идет туда, где понемногу розовеет небо. На тоску и боль, которые ядовитыми семенами прорастают у него в душе, он уже даже не обращает внимания. За год он привык ко всему: и к ночным снам, где Юки смеется и уходит, растворяется, а он теряет ее в плотном тумане, и к понимающим взглядам ректора и Ягари, и к замиранию сердца, стоит только заметить тонкую фигурку и темные волосы – снова не она…
Кривясь, Зеро прикрывает глаза и тяжело дышит. Сердце, глупое, ты же только кровь должно разгонять по жилам, зачем стучишь? Зачем с ума сводишь?!
Восемь месяцев назад умерла последняя надежда.

- Куран, это безумие, - холодно ответил Зеро, не глядя на вампира, застывшего у парапета.
По иронии судьбы, их разговор проходит в том же самом месте, где каких-то четыре месяца назад он целовал Юки.
- Я думаю, что она будет не против. Тем более, если тебя это утешит, это доставляет ей не меньше боли.
Кирию кривится, поднимает глаза на Канаме:
- Ты себя слышишь? Как меня может утешить то, что Юки страдает?
Куран молча опускает взгляд, смотрит вниз. Идея стереть девушке память приходила в голову ему уже давно, но он все раздумывал, тянул, надеясь, что Юки переживет свою тоску.
- Она не может любить двоих одновременно. Это убивает ее.
- Я это уже понял, - огрызается Зеро. – Что ты хочешь от меня?
Ему, действительно, непонятно, какого черта Куран забыл в академии. Но, придя на крышу, он ожидал увидеть там кого угодно, хоть воскресшую Хио Шизуки, но не этого вампира.
Канаме чуть поворачивает голову, и Кирию морщится: багровые глаза, цветом как красное вино, напоминают о кровавой сущности самого Зеро.
- Не ищи с ней больше встреч. Она не вспомнит тебя, будет жить долго, дольше, чем обычные люди, а я позабочусь, чтобы Юки была счастлива. Соответственно, разорвано и ваше соглашение насчет того, кто кого должен убить, - Куран позволяет себе чуть нахмуриться.
Эта связь его Юки с Зеро никогда ему не нравилась, но что поделать, если он нужен был для осуществления плана? Четыре года долгих ожиданий – и все ради одного вечера.
- Надеюсь, мы больше не встретимся, Кирию Зеро.
Канаме разворачивается, и вскоре шаги его стихают. Кирию не двигается, просто вглядывается в ночную тьму.
Она его… не вспомнит?

Солнце почти встает, и Зеро глубоко вздыхает, словно с воздухом впуская в себя тепло первых солнечных лучей, надеясь прогнать губительный холод из глубин души. На улицах пустынно, и Кирию жмурится от света, чувствуя, как понемногу оттаивает что-то внутри – не навсегда, совсем на чуть-чуть.
Вспомнить прикосновения рук и солнце в волосах, мягкие губы и слезы. Сейчас, перед ликом возрождающего солнца, Зеро не хочет тосковать – для этого есть ночь.
Он хочет просто жить, просто гореть, но не сгорать, просто светить, не сжигая себя каждый день. Солнце обнимает его за плечи, и Кирию улыбается – этих воспоминаний хватит на несколько часов покоя.
Тихие шаги привлекают его внимание, и он оборачивается, все еще улыбаясь.
И замирает, забывая вздохнуть.
По брусчатке, стуча каблучками, быстро идет Юки. Она вскользь задевает взглядом Зеро, но тут же отводит глаза, рассматривая стены. Зеро не может не смотреть на нее – за целый год она не изменилась, осталась такой же хрупкой и нежной, словно маленький цветок.
Солнечное тепло бесследно растворяется в душе, когда девушка безразлично осматривает Кирию и проходит мимо. Зеро тяжело дышит, в груди привычно разливается щемящая боль, и он не выдерживает, поворачивается, глядя ей вслед.
Пожалуйста, Юки.
Мы ведь связаны.

Если обернется, значит, мы еще встретимся – загадывает Кирию и не дышит, не живет несколько мгновений.
Стук каблуков становится менее отрывистым, замедляется, и Зеро, не отрываясь, смотрит в спину девушке. Она замирает, остановившись, и чуть поворачивает голову набок.
Обернись, Юки.
Словно какая-то неведомая сила заставляет ее развернуться к Зеро спиной и сделать еще шаг, и Кирию опускает взгляд, сжимая руки в кулаки. Не вышло. Не на его стороне судьба.
Стук внезапно прерывается, и Зеро слышит вскрик.
Он бросается к упавшей девушке, склоняется над ней, помогает подняться. Пальцы дрожат, в голове набатом трещит: уйди, перестань все усложнять, оставь их в покое… Но он не может.
- Ты не ушиблась? – с тревогой спрашивает Кирию.
Девушка молча качает головой, а потом вдруг спрашивает:
- А мы с вами раньше не встречались?
Горло перехватывает, и Кирию судорожно шепчет, пытаясь совладать с голосом:
- Встречались.
В карих глазах вспыхивает какое-то чувство, щеки Юки покрывает румянец. Она, прищурившись, разглядывает его и в результате нерешительно произносит:
- Может, я вас еще вспомню... Как вспомню – так найду вас! – улыбаясь, говорит девушка, и Зеро чувствует, как в груди чуть ослабляется тугой узел, мешающий дышать.
Он невесомо целует ее руку и, резко повернувшись, уходит прочь.
Зеро впервые за много дней улыбается искренне и не чувствует отвращения от радостной гримасы.
- Обязательно вспомнишь, Юки. А пока – просто живи. Просто пылай.



Беременный зеро от канаме фото. Поделитесь новостью Беременный зеро от канаме с друзьями!
Беременный зеро от канаме 85
Беременный зеро от канаме 76
Беременный зеро от канаме 89
Беременный зеро от канаме 7
Беременный зеро от канаме 48
Беременный зеро от канаме 45
Беременный зеро от канаме 68
Беременный зеро от канаме 22
Беременный зеро от канаме 9
Беременный зеро от канаме 98
Беременный зеро от канаме 85
Беременный зеро от канаме 82
Беременный зеро от канаме 94
Беременный зеро от канаме 80
Беременный зеро от канаме 62
Беременный зеро от канаме 32
Беременный зеро от канаме 58
Беременный зеро от канаме 16
Беременный зеро от канаме 63
Беременный зеро от канаме 34